Алексей Скульский «Без галстука». Заметка

Без галстука

09.11.2013

“На шее у него тоже было повязано что-то такое, которого нельзя было разобрать: чулок ли, подвязка ли, или набрюшник, только никак не галстук».
Н.В. Гоголь, «Мертвые души»

Как-то мне передали именной пригласительный билет на торжественное мероприятие, и в билете было сказано, что «галстук обязателен». А у меня нет ни одного галстука. Раньше был один (получил в подарок), но дочка использовала его для каких-то своих украшательских целей. Хотел купить, но потом вспомнил про теннисиста Андре Агасси. Тот любил пестро одеваться на корте. Его пригласили на Уимблдонский турнир, по правилам которого можно играть только в белом. Он тогда заявил приставшим к нему с вопросами журналистам, что в его теннисной карьере будет одним турниром меньше. Я последовал его примеру. На мероприятие не пошел. Галстуков у меня так и нет.

Зачем нужен галстук? Убежден, что галстук — бессмысленная, лишенная какой-либо рациональной функции деталь мужской одежды. Ношение галстука — род зависимости, по своей силе сопоставимой с курением табака или употреблением легких наркотиков. Отношение в обществе к галстуку, тем не менее, в целом - положительное, хотя галстуку и принято придавать запредельно большое значение. Все торжественное и официальное требует галстука (свадьбы, похороны, переговоры, официальные презентации, ужины и обеды и проч.). Галстук также - залог дисциплины на флоте. На корабле ни один офицер не выйдет к ужину или обеду без галстука, а если бы офицеры перестали надевать галстуки в многомесячных плаваниях, то была бы потеряна управляемость кораблем (так сказал мне опытный морской офицер). Я видел отставного капитана первого ранга, который в свою собственную кухню в небольшой городской квартире входил на завтрак только в галстуке. Чиновники и военные - особенные люди. Как пояснил мне один из них, снимаешь галстук — и ты другой; забыл его надеть — как без брюк на улице оказался. Президенты отдыхают после переговоров — все также как было, только нет галстуков. Да что там. Саакашвили сжевал галстук от волнения, так Путин его публично высмеял. Камера наблюдения зафиксировала: Евсюков стреляет по людям — галстука на нем нет (а был бы — так не стрелял).

Я интересовался, как удается лидерам государств, например, при общих встречах, не оказаться в одинаковых галстуках. Начальник службы протокола президента одной нашей республики рассказал мне, что именно «служба протокола решает эту задачу путем предварительного согласования» (как именно проходит согласование, он не рассказал — может, это тайна?)

* * *

Исторически, галстук возник в эпоху матриархата. Женщины водили мужчин на веревках, повязанных вокруг шеи. У магазинов их привязывали к специальным столбам. Один из мужчин сумел порвать веревку и убежать. Когда его поймали, на шее у него был остаток веревки (по нему его и опознали). С тех пор галстук стал символом мужской свободы.

* * *

Есть в обществе и противники галстуков, которых я бы назвал галстучными диссидентами. Они всегда в меньшинстве, общественное мнение приписывает им заносчивость, игнорирование окружающих, неуважение к старшим и еще многое другое. Из-за отсутствия объединяющей силы (партии или общественной организации) они подвергаются различным видам дискриминации. Я горжусь тем, что не ношу галстуков. Но пока нас всех не задушили этими противными удавками, надо, преодолев разногласия, начать объединение, даже если придется в чем-то идти на компромисс. Например, можно считать диссидентами тех, кто носит «бабочки» или подвергается галстучному насилию как при жизни (служба в армии), так и после смерти (при помощи гробовых галстуков, названных так по месту применения).

* * * Жена подарила мужу два галстука. Он тут же повязал один на шею. Жена обиженно:

— А что, второй тебе не нравится?

* * *

Для завершения темы приведу цитату из «Энциклопедии русского быта XIX века» Юрия Федосюка.

«Галстук» в переводе с немецкого — шейный платок, таким он и был поначалу, чем-то вроде современного кашне. Постепенно он превращался в предмет украшения, но сначала в этой роли представлял собой косынку, завязываемую спереди пышным бантом или узлом, концы которого расходились в разные стороны или прятались под жилет. Вглядитесь в портреты наших классиков XIX века — именно такой шейный платок облегает их шею. Правда, иногда банта или узла не видно; в этом случае узел завязывался или закреплялся пряжкой сзади, на затылке. Не случайно у Тургенева и Достоевского часто вместо «галстук» можно прочитать «шейный платок». На Макаре Девушкине («Бедные люди» Достоевского) — «платочек шейный »; «шейный платок » — на старом музыканте Лемме в «Дворянском гнезде». Приехав в губернский город, Чичиков «размотал с шеи шерстяную, радужных цветов косынку… и велел подать себе обед ». Это еще был галстук, не потерявший свое «утеплительное назначение», но уже служивший равным образом и для украшения. В конце первого тома «Мертвых душ» мы видим Чичикова уже в синем атласном галстуке — только предмете украшения. Галстуки иногда бывали очень пышными. В «Тамбовской казначейше» Лермонтова франтоватый и высокомерный уездный предводитель дворянства «весь спрятан в галстук ». Нас очень удивило бы появление мужчины в двух галстуках. Однако Гедеоновский в «Дворянском гнезде» предстает перед нами «в двух галстуках — одном черном, сверху, другом белом, снизу ». Ну что же, вспомним, что галстук первоначально служил предметом обогревания; повязать себе два шейных платка ради большего утепления пожилому человеку не столь уж нелепо».