Алексей Скульский «Полезный человек». Рассказ

Полезный человек

Сосед наш по деревне Жестелево (это там расположен мой дом с верандой, на которой я дожидаюсь «дизеля») Виктор — очень полезный человек. Мужик лет пятидесяти, видный, добродушный, склонный к употреблению спиртного, нигде постоянно не работающий, он ищет возможности заработка весьма своеобразно. Пришел ко мне знакомиться и стал рассказывать, что в деревне зимой воруют. Мол, надо приглядывать за домом. У него, дескать, есть опыт охраны. Предлагал купить ему травматический пистолет. Сошлись на 500 рублях в месяц и без оружия. Тот факт, что ничего впоследствии украдено не было, он толковал в свою пользу: воры испугались охраны, проведена профилактическая работа, не была утрачена бдительность и проч. Оказывается, он местным жуликам сказал, что у меня везде видеокамеры, так как я на телевидении работаю. Мигом найдут, мол. Кроме того, он никогда не отказывается скосить траву в огороде, распилить дрова, еще что-нибудь сделать по хозяйству. Плату не назначает, всегда говорит: «Дай сколько не жалко». Я даю.

Еще он любит рассказывать о своей жизни. Говорит много и охотно, правда, часто повторяет одни и те же истории. Все его истории, о чем бы они ни были и где бы ни происходили (география его жизненных похождений обширна — Сибирь, Дальний Восток, центральная Россия, Краснодарский край и т. д.), обязательно содержат два неизменных элемента: 1) что-нибудь обязательно должно быть украдено; 2) украденное должно быть продано и пропито.

Потрясает, что он помнит не только что и в каком количестве было украдено, но и сколько было выпито (включая сорта вин и водок, объемы бутылок). Все до мельчайших подробностей. Иногда истории и в самом деле смешные, иногда — страшные. Но он об этом не думает. Никаких обобщений, боже сохрани, или выводов. Просто рассказывает.

Как-то мы курили с Виктором, сидя на лавочке под яблоней, и обсуждали технические характеристики минитрактора, который бухтел неподалеку. Я вспомнил, как студентом на «картошке» работал два дня на тракторе ДТ-75. Виктор, оказывается, тоже знал про этот трактор.

— Я еще пацаном был, лет четырнадцать мне было, когда тракторист дядя Вася взял меня в подмогу лес воровать. Поехали на ДТ-75. Там у него, это…, два рычага и две педали, как у танка, ну, ты знаешь, раз работал на нем. Так вот, мы когда до Оки дошли, дядя Вася сказал, что лед слабый, можем, мол, провалиться. Велел мне вылезать из кабины. А сам достал из загашника длинные вожжи, привязал каждую к рычагу, установил «газ» и тоже выпрыгнул из трактора. И вот идем мы с ним сбоку и немного позади трактора, и он вожжами управляет. Если, говорит, трактор провалится, так и хрен с ним, а мы целы будем. Я говорю, дядя Вася, а назад-то с лесом как поедем? А он говорит, да также и поедем — трактор сам по себе, а мы — сами по себе, с вожжами удобно. А ты думал, для чего мощность-то в лошадиных силах измеряют? Вот в этом — 75 лошадей, например. Это чтоб мужик про лошадь не забывал. Вот мы и не забываем, вожжами управляем сложной техникой.

Назад, правда, так гладко доехать не получилось, — продолжил свой рассказ Витя, — Из-за жадности. Дядя Вася был на все руки мастер, в том числе и плотничал. Пилили мы мачтовые сосны. А он увидел ясень и его спилил. Сказал, что из него потом топорища сделает. Из ясеня лучшие топорища получаются. Спилили. А когда лес на сани уложили и поехали, этот ясень начал выскальзывать. А как выскользнет, так вся связка ослабевает и разваливается. Вот мы и ехали, останавливаясь через каждые 200 метров, чтобы поправить груз. Когда через реку переезжали, то бревна я один поправлял и на ходу, а дядя Вася вожжами управлял трактором. Так я замучался, что до сих пор помню… Дядя Вася лес продал кому-то и три дня пил без перерыва. Вермут в поллитровых бутылках по рубль двадцать две. На четвертый день отпаивался брусничной водой, а на пятый — был уже «как штык».

Если посчитать, сколько было украдено и пропито в историях моего соседа, то сложится неимоверное, нереальное количество всего: лес, стройматериалы, горючее, продовольствие, металл, предметы обихода, радиоаппаратура, мотоциклы, велосипеды и многое другое. Суммарная стоимость всего этого — десятки тысяч долларов. И это только один мужик, а сколько их по России!

А еще мне запомнилась Витина история про бабушку-сторожа. Начало 70-х. Старуха подрабатывала к пенсии, сторожила колхозное добро. Идти до своей деревни из Абабкова, где был колхозный склад, пять километров. Зима. Раннее утро. Уже на подходе к деревне на старуху бросился волк. Она с испугу сунула ему в открытую зубастую пасть руку в рукавице, да еще ухватила его за язык. Тащит его за язык и орет «Помогите!». Когда прибежали, наконец, мужики с кольями, обнаружилось, что волк сдох. Про старуху написали в Павловской газете, а потом перепечатали в одной из центральных. Витя тогда в армии служил, где-то в Сибири. Им на политзанятиях замполит газету читал, старуху в пример приводил, мол, не растерялась, не умерла от страха, вот так, мол, и солдат должен поступать в критических ситуациях. Виктор услышал, что старуха из Павловского района, из деревни Жестелево, и кричит: «Так это моя деревня, и старуха эта — моя соседка!». Недели две он был в части героем, все просили его рассказать сказку про бесстрашную старуху и серого волка. Он даже отпуск попытался испросить под эту историю, но не дали. А когда из армии вернулся, оказалось, что все — правда. И про старуху, и про волка.

Я даже замер, слушая Виктора и пытаясь предположить, что можно было в этой ситуации украсть и пропить. Но Виктор не подкачал. «Я эту старуху, соседку свою, спросил, цела ли волчья шкура или может чучело сделали да в школьный музей в Абабкове поставили»,— продолжил он, — «а она говорит, пока мне руку фельдшер осматривал да перевязывал, волка моего сп…дили! Ведь, тогда премия за волка полагалась — 40 рублей. Всю следующую неделю Иван Хромой пил, значит, он и сп…дил, сволочь!»

* * *

Прочитал накануне вечером на каком-то сайте про буддийского гуру, который изнасиловал чуть ли не сотню женщин — своих последователей по учению. Но это в США. У меня и без такой информации есть недоверие к служителям культа: то католические священники — педофилы, то мусульманские — террористы, то раввины — воры, то православные попы — пьяницы, теперь вот буддийский гуру — насильничает. Как страшно жить атеисту! Мои религиозные сомнения усилились после утреннего общения с соседом Витей, поведавшим мне очередную свою историю.

— Знал я одного мужика. Они тут с женой неподалеку снимали дом на лето, — начал он не спеша, — дачники, значит. Лет по сорок им, может, чуть побольше. Я с этим мужиком не раз выпивал, на рыбалку ходил, уху варил и шашлычок жарил. Но выпивали мы только тогда, когда он один приезжал, без жены. При жене он делал вид, что меня не знает. Он при ней совсем не пил. Оказалось, что они с женой по молодости квасили по-черному, а лет десять назад пошли к какому-то знахарю исцеляться от вина. Знахарь тот, как выяснилось, верил в Будду. Сказал, что вылечит их и сделает другими людьми. Как и что он им говорил — не знаю. Только они действительно стали другими, перестали есть мясо и рыбу, а заодно и пить перестали. Но он не пил и мяса не ел только при жене, — закончил свое повествование Витя, — а без нее — обязательно шашлык жарил, уху варил и напивался в смерть. А перед приездом жены — уборку делал, чтоб следов пьянки не было.

Опять получалось, что пока в Витиной истории ничего не украли и не пропили. Я заволновался. Так не должно было быть.

— Его еще потом обворовали бомжи, украли приёмник и моток сетки рабица и отдали в соседнюю деревню за две бутылки самогона, — успокоил меня Виктор. — Так он, если жена находила пустую бутылку или еще что-нибудь, на них валил, мол, бомжи оставили.

Витя закончил свой рассказ. Мы молча сидели и курили. Я подумал, что как и все предыдущие его истории, эта не содержала ничего лишнего — ни оценок, ни выводов, ни дидактики. Просто оказалось, что некий мужик без жены — христианин, а при жене — буддист. Эдакая религиозная шизофрения, которая, впрочем, жить ему, как я понял, не мешала. Прав был князь Владимир с его знаменитой фразой «Веселие на Руси есть пити…», и уж буддизм у нас не пройдет, это точно. Мало того, что ни пить, ни есть не велят, так еще и трахают без согласия.

Размышления мои прервал сам рассказчик. Проявив чудеса эрудиции, Витя подвел окончательный итог этой истории неожиданной фразой:

— Нам такая Камасутра не подходит!